Главная » Статьи » «Идиоты» сорвались с цепи: хотят ли американцы войны с нами

«Идиоты» сорвались с цепи: хотят ли американцы войны с нами

24

Во всей текущей истории с Украиной есть изрядное лукавство. Мы обсуждаем проблему Донбасса, невыполнение Минских соглашений, страстное желание соседей войти в НАТО хоть тушкой, хоть чучелком. Про себя, однако, все прекрасно понимают, что Украина тут вообще не при делах.

Все последние тридцать лет это была страна-фантом, страна-морок, жуткий и смешной мираж, который со своими вышиванками, мовой и факельными шествиями нарисовался вокруг старых советских газопроводов. Была страна-труба. Сейчас труба опустела, и весь этот морок рассеялся как дым. Осталась только “Юкрейн” — оккупированная территория, чемодан без ручки, который в последние дни перед тем, как бросить, американские хозяева торопливо набивают взрывчаткой. Это даже не пешка, а шашка, которую двигают в своей Большой игре Россия и Америка.

Точно так же, как с Грузией в 2008-м, это история про отношения США и России. Это переговоры наших первых лиц, это наши последние предупреждения, это наша военная и дипломатическая активность. Соответственно, главный вопрос современности: что об этом всем думают американцы? Собираются ли они воевать за свою Юкрейн? И если да, то насколько серьезно?

Шуму наделало заявление сенатора Роджера Уикера, который пообещал отправить на Украину войска и подумать о применении против России ядерного оружия. “Ни дюйма назад!” — провозгласил он на прошедших выходных в своем твиттере.

Но он там далеко не один такой эксцентричный. Сенатор Джони Эрнст опубликовала в “Новостях обороны” (Defencenews) целый план по борьбе с несуществующей российской агрессией. Она требует, чтобы на Юкрейн на ротационной основе постоянно находились подразделения НАТО, проводили там учения и инструктаж.

И Эрнст, и Уикер — республиканцы. Может, эта нездоровая агрессивность — фишка именно их партии? “Эйзенхауэр бредит войной”, как пели советские куплетисты?

Но нет, на демократическом фланге картина еще более удручающая. Президент Байден уже пообещал отправить американские войска для усиления армий НАТО в Восточной Европе. А окружающие его демократы-неоконы во главе с Викторией Нуланд рвутся повоевать еще более оголтело, чем республиканские ястребы классического толка.

Милитаристский угар охватил обе партии, и соловей FoxNews Такер Карлсон с заметной ностальгией отмечает: “… если за что Трамп и заслуживает вечной похвалы, так это за то, что целых четыре года держал всех этих идиотов на привязи. При Трампе не было бессмысленных войн”.

Действительно, Трамп про Украину вообще позабыл, а со значимыми игроками типа Китая предпочитал вести исключительно торговые войны. Вспомните, как элегантно он сдал назад при первом намеке на реальный конфликт с КНДР. “Мир, дружба, жвачка”. Как получилось, что профессиональный застройщик разобрался в международных делах куда лучше, чем профессиональные политики?

Уже не раз отмечалось, как близко нынешняя ситуация с Юкрейн напоминает начало Карибского кризиса. Американская информационная политика в такие кризисные дни — это классическая биполярка. Внезапные и ни на чем не основанные психопатические кидания из крайности в крайность. То “русские идут!”, “спасайся кто может!”, “мы все умрем”, то наоборот: “закидаем бомбами!”

Вот в 1960 году сенатор Джон Кеннеди выбивает бюджетные деньги для Пентагона, стращая коллег тем, что это буквально вопрос выживания. Кеннеди утверждает, что у Советов есть заметное преимущество по ракетам большой дальности. Если это преимущество накопится и русские решат, что они могут одним ударом поразить все важные цели, то они сразу бахнут всем имеющимся у них ядерным оружием по Штатам. Поэтому надо больше ассигнований.

Наступает июнь 1961 года. Кеннеди уже стал президентом и встречается в Вене с Хрущевым. Как теперь Украину, тогда лидеры обсуждали судьбу другого лимитрофа — переговоры велись о судьбе Западного Берлина. Американский журналист вспоминает, что в Вене “президентская команда стала открыто хвастаться перед советскими коллегами преимуществом Америки в ядерных вооружениях и намекать на то, что Америка осуществит первый удар, чтобы не дать Советам возможности ответить…”

Встреча в Вене началась вскоре после позорного провала американской операции по свержению Фиделя Кастро. Декабрьские переговоры Путина и Байдена прошли спустя три месяца после позорного бегства американской армии из Афганистана.

Переговоры в Вене фактически подтвердили статус-кво — в Берлине построили стену, тема Западного Берлина оказалась заморожена на тридцать лет. После переговоров Путина и Байдена пока тоже никаких значимых изменений не произошло.

Однако в 1961 году агрессивная американская риторика вкупе с размещением их ракет в Турции спровоцировала Хрущева на отправку ракет на Кубу. “И все завертелось…”

Что думают сегодня про Юкрейн простые американцы? В 2014 году газета Washington Post опубликовала результаты опроса на тему “Хотят ли американцы воевать за Украину”. На тот момент войны хотело только 13 процентов опрошенных. Параллельно участников попросили найти Украину на карте мира. Нашли ее только 16 процентов. Опрос показал занятную корреляцию: чем хуже участник представлял, где находится Украина, тем больше хотел отправить туда войска.

Карта опроса действительно впечатляет. Американская “Юкрейн” располагается то в Африке, то в Индии, то на Аляске, то в Исландии. Это, конечно, не просто невежество — это эффект того информационного пузыря, в котором американцы живут целыми поколениями. Реальность внутри него уже давно не имеет ничего общего с тем, как обстоят дела в мире. Там другая география, другая политика, другая экономика — другое все.

Но еще хуже то, что элиты, создающие эту “матрицу”, уже и сами в нее уверовали, полностью в нее погрузились и так и живут. Многие выпускники Гарварда ничем не отличаются в этом плане от необразованной чернокожей мамочки из городка Тупело в штате Миссисипи.

С 2014 года американцев, а вместе с ними и всех жителей золотого миллиарда усердно готовили к военным трудностям. Голливуд штамповал блокбастеры про вселенские катастрофы, на руинах которых отдельных выживших спасают американские супергерои. Пышным цветом расцвел жанр постапокалипсиса.

Нетрудно заметить, что в голливудском представлении пост-ап всегда выглядит чрезвычайно уютно. Обязательно есть какой-нибудь генератор, который обеспечивает электричеством, всегда в наличии бензин. Лампочки горят, вентиляторы крутятся, холодильник выдает кубики льда для коктейлей. Одинокий герой бродит по опустевшим городам, прекрасно питается, слушает музыку — и невольно в голову закрадывается мысль, что так, без людей, оно только лучше стало.

Это у русских — и многих других народов — есть генетическая память о войне на своей территории. Они понимают, что в реальности опустевшие города были бы завалены гниющими трупами, а герою моментально прострелил бы голову какой-нибудь выживший псих или бандит. Но никогда не испытавшие ужаса тотальной войны американцы массово уверены в том, что после ядерной войны так оно все и будет: романтичненько и со скрипками на заднем плане.

Во многом к нужде и лишениям послевоенного мира людей готовит и современная “климатическая риторика”. Каждый день прогрессивные СМИ призывают светлоликих граждан переходить на соевое мясо и жареных кузнечиков, отказываться от говядины, молока, сыра, кофе, вина.

Естественным образом, возникает вопрос: как же будет жить население остального земшара, если золотой миллиард перейдет на кузнечиков? Что будут есть жители тех стран, где раньше производили мясо, вино и кофе? И что должно произойти с производством, агропромом, цепочками поставок, чтобы весь мир дошел до жизни такой? Нам говорят, что экологическая катастрофа. Но не является ли экологическая катастрофа вежливой метафорой глобальной ядерной войны?

Ну а тот кошмар, который творится сегодня в Европе, — это уже просто Веймар на минималках. Нужда, холод и голод должны натренировать европейцев и подготовить их к тому, что даже война лучше того мира, в котором они живут. По принципу “лучше ужасный конец, чем ужас без конца”. Впрочем, в Америке подобные лишения тоже не за горами.

Чем хуже живут люди, тем более они настроены повоевать. Война остается единственным социальным лифтом, да чего там — единственной возможностью сытно поесть. На благополучной Украине двадцатилетней давности в НАТО никто не хотел. В сегодняшней нищей Юкрейн это дело поддерживают уже около половины населения.

В Америке все то же самое. В 2021 году уже половина американцев оказались согласны отправить американских солдат воевать с Россией. Правда, опрос проводился в июле этого года. Думается, после драпа из Афганистана результаты были бы другими. Понятно и то, что американцы любят подрисовывать цифры и на выборах, и в статистике — в общем, везде.

Однако в целом милитаризация массового сознания идет бешеным темпом, и это вполне объяснимо. Жизнь американского народа ухудшается “стремительным домкратом”. Невиданная инфляция грозит дискредитировать доллар и окончательно обрушить страну в нищету. Единственным шансом на спасение выглядит разграбление таких богатых стран, как Россия и Китай.

Американские элиты сами загнали себя в ловушку мирового доминирования. Дав слабину в Афганистане, они понимают, что следующего провала им никто не простит. В советское время американцы верили в принцип домино — они боялись, что если какая-нибудь страна подхватит заразу коммунизма, то ее соседи непременно тоже подпадут под влияние Советского Союза.

Сегодня Америке грозит потеря влияния по тому же самому принципу домино. В Вашингтоне не могут не видеть, что добрые тайваньцы достают из заначек китайские флаги, а щирые украинцы — российские. “Настоящих буйных мало”, воевать за Вашингтон дураков нет. Население лимитрофных территорий веками натренировано встречать армии не с автоматами, а с цветами. Я думаю, большинство уже закупается букетами.

Ну а вслед за провалами на этих направлениях Вашингтон ожидает массовый драп и всех остальных так называемых союзников. И не будет у американцев злейших врагов, чем их бывшие вассалы.



© 2020-2021 гг.

При перепечатке или цитировании (полном или частичном) ссылка на  сайт  городского округа город Уфа Республики Башкортостан обязательна. Для Интернет изданий прямая активная гиперссылка обязательна.